#HotSalesDay 2017 (HSD.BY). Одержимые продуктивностью #27.
Юрий Шлаганов (t.me/ltalks): Потенциал стартап-движения в Беларуси намного больше, чем сейчас мы наблюдаем.
Ведущий: Николай Микулич (Belarus IT Sales Club)
Гость: Юрий Шлаганов (LazyTalks)
Видео и монтаж, сотрудничество: Николай Микулич и Наталья Протасевич (#HotSalesDay)

Текстовая версия выпуска находится ниже:

Николай Микулич: Всем привет! Это новый выпуск «Одержимых продуктивностью». И сегодня у нас новый интересный гость. Я думаю, многие бизнесы знают сладкое слово стартап, потому что все больше и больше источников сейчас говорят, что каждый бизнес должен быть стартапом, либо нести стартап внутри. Поэтому сегодня поговорим про продуктивность, про мотивацию, про шаги, чтобы сделать себя более продуктивным на основе мнения человека, знающего довольно много про стартап. Сегодня у нас в гостях Юрий. Юрий — создатель телеграм-канала Lazy Talks. Канал пишет про стартапы, про криптовалюты, про Блокчейн. Остальную информацию Юрий сам расскажет про себя.

Юрий Шлаганов: Добрый день, Николай! С чего бы начать историю свою? Закончил я Белорусский Государственный Экономический Университет факультет международных экономических отношений. Несмотря на юный возраст уже успел поработать в трех очень разных сферах. Это HoReCa, то сеть ресторанный бизнес; это бизнес образование на данный момент являюсь сотрудником венчурного фонда, белорусского. И параллельно являюсь автором небольшого канальчика Lazy Talks.

Николай: Больше тысячи подписчиков.

Юрий: Удивительно.

Николай: У нас у HotSalesDay тоже есть канал в телеграме. У меня такой вопрос: в какой момент ты решил сделать канал и писать туда свои мысли. Для чего это было?

Юрий: Честно говоря, я давно увлекался журналистикой, но на таком уровне – довольно любительском. Я считаю, что и канал довольно любительский, такой уровень профана. Но очень хотелось найти какую-то площадку, где можно было выразить свое мнение, поделиться каким-то новостями и чтобы люди это читали. Притом люди, которые заинтересованы в этом. Не какие-то левые люди. Так сложилось, что такой площадкой сначала был Live Journal, про который можно сказать, что уже почти скончался. И телеграм стал, к удивлению для меня, платформой, где я смог найти свою аудиторию.

Николай: Самое интересное, что у телеграма, он сейчас даже в белорусской аудитории все прибывает и пребывает. До этого вообще казалось, что белорусов нет там. Только россияне и узбеки. А оказалось, что белорусы прибывают. Буквально последний вопрос по телеграм-каналу: накрутил немного, да?

Юрий: Я могу вам сказать точно, что накруток не было. Но канал сейчас соотношение одного поста к количеству подписчиков немного не дотягивает до уровня топов, у которых за три дня набирается просмотров столько же, сколько подписчиков, например. Недотягивает по причине того, что запускал канал два раза. Один раз в 2016 году, я его постепенно развивал, а потом в связи с некоторыми обстоятельствами забросил. И недавно весной 2017 года запустил. На тот момент, когда я его перезапустил, было подписчиков наверно в районе 300-т. На данный момент, все полностью органично. Более того, я могу сказать, что в продвижение канала я вложил не более 50-ти долларов. То есть большая часть подписчиков пришла абсолютно не из-за рекламы.

Николай: Отлично. Так что для бизнеса новый канал для продвижения – это телеграм-канала. Там довольно лояльная аудитория, видна вся статистика и очень интересный канал.

Давайте вернемся к нашим вопросам. Первый вопрос мы задаем такого вида: что такое продуктивность? Знаю, твою сферу интересов, то про что ты пишешь, наверно было бы интересно услышать, что такое продуктивность в плане стартапов, то есть бизнеса, который пытается на красном рынке создать голубой океан.

Юрий: Если заходить издалека, есть довольно четкое научное определение продуктивности – это эффективность труда. Если сказать более человеческим языком, то продуктивный человек может выполнить задачу, затратив меньше ресурсов, таких как время, своя энергия и так далее, чем не продуктивный человек.

Вообще чисто мое субъективное мнение, что продуктивность складывается из двух основных систем – это система построения и организации работы, грубо говоря, бизнес-процессы. И система мотивации сотрудников. К сожалению, на данный момент, многие белорусские компании начинают задумываться о повышении продуктивности только, когда реалии нашего рынка, которые постоянно становятся красными, как вы сказали, бьют по ним достаточно ощутимо.

Николай: Каждые два года последние.

Юрий: Вот когда они начинают конкретно ощущать эти удары, тогда они начинают задумываться и допускают все типичные ошибки повышения продуктивности. То есть если сказать глобально, то продуктивность – это не про спринт, па про марафон. То есть невозможно ввести какие-то новые механизмы, бизнес-процессы в работу компании и сразу увеличить продуктивность на длительный промежуток времени.

На данный момент то, что я вижу на нашем рынке, к сожалению, происходит с точностью наоборот. Во многих компаниях, не берусь говорить про все компании.

Николай: Сейчас многие новости говорят о том, что Беларусь такая родина стартапов, то Google покупает одну компанию, то Facebook покупает одну компанию. Но это по твоему личному субъективному мнению, это какой процент от общего количества, которые могли бы быть стартапами, к примеру? У нас много компаний юрлиц, но там про стартап они вообще не думают.

Юрий: Если честно, это очень сложный вопрос, но мне кажется, что потенциал у Беларуси гораздо больше, чем сейчас на данный момент мы наблюдаем. Но очень нравятся тенденции последние, которые на нашем рынке. Грубо говоря, это нашумевший проект декрета про ПВТ 2.0. Также прецедент, который случился с покупкой приложения Fabby корпорацией Google. Также еще с 16-го года начался MSQRD. Поэтому, мне понравилось, как сказал Олег Хусаенов в интервью про бизнес: «Сейчас у белорусских мальчишек есть мечта. И эта мечта не пойти в гос. Органы или в аппарат гос. структуры, а именно создать свой стартап и заработать свой первый миллион.

Николай: Это означает, правильно я понимаю, что мальчишки хотят пойти в IT?

Юрий: На самом деле не обязательно. Я могу привести пример из работы нашего фонда, у нас из заявок, которые к нам поступают, IT-стартапов меньше половины. Поэтому есть у нас перспективные отрасли и другие.

Николай: Это хорошо.

Юрий: Отдельно хочу отметить, что даже иностранным экспертам очень нравится в Беларуси то, что мы не растеряли наш потенциал в производственных технологиях. IT-технологии – это то, что довольно просто в большинстве случаев скопировать. Грубо говоря, если Google не может договориться о покупке какого-то стартапа, то в 95% случаев, он и просто нанимают программистов, которые занимаются разработкой аналога данной технологии. Производственные технологии – это немного более тяжеловесная устоявшееся отрасль, которую скопировать на порядок сложнее, чем IT.

Николай: Второй тогда вопрос. Ты говорил про мотивацию, отвечая на первый вопрос. Поэтому очень интересно услышать от тебя как мотивировать нематериальными благами, особенно для стартапа, потому что им часто обещают долю, но никто не получает денег. Понятно, что стартап может не приносить денег ближайшие несколько лет. Как происходит мотивация в таких случаях?

Юрий: Если говорить о стартапе, то стартап во время своего развития проходит несколько стадий. Самая первая – стадия основания. Если основатель вообще задумывается о самомотивации, то это значит, что он не до конца верит в свою идею. И когда даже основатель не верит до конца в свою идею, то значит, что шансы выжить у стартапа и принести какую-то пользу обществу мизерные. Дальше с расширением, основатель задумывается о создании команды. Для создания команды, естественно, набираются профессионалы. И как мотивировать профессионалов стартапу, у которого нет денег? Деньгами не мотивируешь никак, зная, что 90% стартапов банкротятся, не мотивируешь их никакими бонусами при подписании. Потому что в 90% это будет просто слова на бумаге, поэтому остается только заражать своей идеей команду. Говорю сейчас про костяк команды, то есть пять-семь человек дополнительно. Если у основателя не получа6ется заразить идеей никого, то стоит задуматься, как он собирается со своим продуктом выходить на рынок и заражать своей идеей сотни тысяч человек. Если он не может заразить пять-семь профессионалов.

Николай: Я думаю, что к реальному бизнесу это тоже относится.

Юрий: Затем наступает этап, когда стартап набирает обороты, возможно первые продажи, и начинается масштабное увеличение команды. На данном этапе мотивация базируется на двух китах. Первый – это то, что сотрудники должны верить в то, что стартап делает что-то, чтобы делать мир лучше. Да, эта фраза очень избитая. Но, это действительно так. И второй кит – это то, что каждый конкретный сотрудник должен видеть, понимать и осознавать то, что он делает что-то для того, чтобы вся команда двигалась вперед. Он должен осознавать свой вклад в общее дело.

Мне очень нравится пример, возможно, многие его знают, но возможно и нет. В Городском Университете проводился эксперимент, когда создавали две группы студентов и дали им задание на время собирать модель Келлера. За каждую последующую собранную модельку им платили на несколько центов меньше. То есть, чтобы исключить фактор материальной мотивации. Различия между двумя группами было в том, что в первой группе все собранные модельки складировались на ящике, который был у всех на виду, а модельки собранные в другой группы, разбирались и заново им выдавались как детальки. В итоге, результат первой группы был более, чем в полтора разу выше, чем у второй. Хотя материальная мотивация у них была одинаковой. И это только собирание моделек.

Николай: Меня интересует такой вопрос. Часто стартап, когда он ищет инвестиции, он сразу идет за ними. Ему говорят: «Зачем вам инвестиции?». Он говорит: «Нужно с основателем выставить какую-то зарплату». Часты случаи, когда основатели получили транш один, купили по дорогой машине, съездили, отдохнули и деньги закончились. Это скорее исключение? Или 50\50? Кто идет и зачем в стартапы?

Юрий: Я могу сказать, что грамотный инвестор, а не те инвесторы, которым деньги свалились, грубо говоря, с небес, он не допустит такого исхода событий, потому что это все можно прописать в договоре. Именно поэтому такие истории мы слышим только тогда, когда сошлись две половинки одного целого стартапер, который хочет срубить по-быстрому и уехать отдыхать, и инвестор, который также хочет срубить по-быстрому, не вкладывая ничего кроме своих денег.

Николай: Хорошо. Тогда я задам третий вопрос. Он у наc обычно звучит так: что нужно сделать человеку, либо компании за неделю, какие два-три шага, чтобы повысить свою продуктивностью результативность. Скажем так, этот вопрос очень актуален для тех же стартапов, либо нового бизнеса. Потому что пока ты там год-полтора пилишь что-нибудь, то тебя уже могут три раза скопировать и взять все инвестиции, которые предназначались тебе. Какие шаги можно сделать за неделю, чтобы немного или кратно продвинуться? Как ты считаешь?

Юрий: Как я уже говорил, что система продуктивности, это больше про марафон, чем про спринт. Но за неделю можно заложить какие-то основы, на которых можно уже потом базировать развитие системы, как бизнес-процессы, так и мотивацию. Я бы первым делом порекомендовал руководителю или основателю стартапа убедиться в том, что все его сотрудники, если у него уже есть команда, в том, что они понимают ради чего приходят на работу. Не ради того, чтобы зарабатывать деньги, не ради того, чтобы выполнить свою задачу, а конкретно ради чего функционирует данное предприятие. На этом базируется все остальное. Можно говорить много о механизмах, об инструментах, но для каждого стартапа они сугубо индивидуальные, если я начну их сейчас перечислять, то практической пользы не будет. Самое основное – это осознанность. Понимает ли каждый из подчиненных, каждый из коллег ради чего?

Николай: Если, к примеру, небольшая группа и это их маленький бизнес и основатель, который самый главный и толкает эту идею, понимает, а все остальные нет. Это его вина? То есть он не собрал вокруг себя тех заинтересованных людей?

Юрий: Интересно, как он их смог собрать? Вот такой мой вопрос. Материально, вряд ли он смог их собрать, потому что мы говорим про стартап. Если у него нет команды, то есть не мог привлечь какие-то инвестиции, чтобы завлечь их на большую зарплату. Нематериальную… Мне кажется, очень сложно собрать компетентную команду, которая была бы заинтересована без понимания ради чего это все. Естественно это ошибка руководителя, но выходить из данной ситуации, если он реально понимает, скорее всего, придется роспуском команды и набором новой более компетентной, правильным способом.

Николай: Я посему спросил. Потому что сталкивался с такими ситуациями, когда мелкое образование стартап, оно состояло из людей: основного генератора идеи и парочки-тройки людей, которые обеспечивали техническую часть, но они отдавали часть своего времени. То есть у них есть работа основная и есть свободное время, которое они были потратить на стартап. Но как только дело коснулось именно полноценной работы, чтобы ты сделал демку или MVP буквально за два дня, то люди сразу сказали, что «Есть вопросы по работе и я пока отчаливаю со своей долей». Я поэтому и спрашиваю, э то розовые очки основателя или люди просто собираются на ожидаемую прибыль через какое-то время.

Юрий: Это розовые очки основателя, я могу сказать точно. Потому что один человек команду не потянет в любом случае. Бывали единичные случаи конечно. Без команды, учитывая, что он раздал все свои доли уже, шансы успеха приближаются к нулю. Я, честно говоря, на своей памяти не могу привести ни единого примера такого.

Николай: Юрий, последний бонусный вопрос. Я видел последние две статьи на твоем канале, они были связаны с уязвимостями и обратной стороной Блокчейн-технологий. Честно скажу, я не подготовился, не успел прочитать, но мне интересно, и думаю, зрителям тоже будет интересно послушать твое мнение по этому поводу. Насколько эта технология сейчас развита, что ее, возможно, ждет в ближайшем будущем? Твое субъективное мнение, которое ты представляешь по материалам, которые ты же и выкладываешь.

Юрий: Блокчейн – это очень интересная и перспективная технология. Можно сказать, что в какой-то мере это наше будущее, но на данный момент то, что мне не нравится в Блокчейн и Биткоин, соответственно, то, что это такое новое модное слово хайп. То есть Блокчейн сейчас находится не на том этапе, когда про него должны писать абсолютно все СМИ ежедневно. Блокчейн находится на этапе, если провести параллель с интернетом, в начале 90-х. То есть скорее всего, но это лично мое видение, что ныне существующие криптовалюты и ныне существующая технология Блокчейн – станет основой для какого-то апгрейда этой технологии, который уже сможет принести что-то новое в мир. Потому что на данный момент, большинство стартапов, например, которые используют Блокчейн, они его прикручивают, потому что это модно. То есть они не думают, каким именно способом технология Блокчейн поможет решить какую-то конкретную задачу. Они просто делают продукт и прикручивают Блокчейн. Поэтому, лично мое мнение, в том, что Блокчейн в нынешнем виде переродиться, станет основой для чего-то более совершенного и большее количество людей начнет наконец-то понимать, как это функционирует, и зачем это вообще нужно. На данный момент, еще одна основная проблема заключается в том, что все пишут, но реально понимают единицы.

Николай: Некоторые выводят деньги с ISO через какие-то схемы.

Юрий: Именно зарабатывая на таких людях, которые видят сейчас тысячи новостей о миллионах ISO, возможно скоро и миллиардах. Надеюсь, что нет. ISO – это отличный инструмент включения инвестиций, но осознанных. Опять же мы приходим к слову «осознанность». Потому что на данный момент, это больше похоже на какой-то простор для мошенников.

Николай: Если касаться Беларуси, к вам много приходят стартапов с Блокчейн с такой технологией?

Юрий: Есть ряд стартапов, которые к нам приходят сейчас, но хотелось бы конечно больше.

Николай: Что бы была осознанность больше?

Юрий: Да.

Николай: Хорошо. Юрий, спасибо большое за беседу. Было очень интересно. Смотрите наши выпуски дальше, читайте канал Юрия Lazy Talks. И даже введем промокод LazyTalks для покупки билетов на нашу конференцию 15-16 сентября «Одержимые продуктивностью». До свидания. Пока.