HSD.BY — Неудержимые. Made in Belarus (E03)
Блокчейн, биткоин, ICO, венчурные инвестиции — зачем это все бизнесу? [MiB-E03]

Ведущий: Андрей Карпенко (HSD.BY)
Гости:
Андрей Цыган (CertChain.IO)
Антон Куличкин (Bug Bounty)
Видео и монтаж, сотрудничество: Николай Микулич и Наталья Протасевич (#HotSalesDay)

Текстовая версия находится ниже:

https://t.me/EventsMinsk

Андрей: Коллеги, привет! Андрей Карпенко и наш новый выпуск «Неудержимые». Сегодня будем разговаривать про такую тему, про которую не слышал только ленивый, который интернетом не пользуется. Еще раз скажу, что в наших выпусках, мы показываем белорусские компании, которые что-то делают по-другому, что-то делают лучше, где-то становятся лучше других. Андрей Цыган – управляющий компании Изи Штандарт, мы уже с ним неоднократно встречались. Андрей и его компания ИзиШтандарт, занимается сертификацией. Но сегодня мы будем говорить про модное слово, как говорят «находится на хайпе», эта тема биткоин и блокчейн. Все, что связано с криптовалютами и с технологией Блокчейн. Андрей поделятся тем, как они видят блокчейн, и как они привязали тему сертификации… Вот на компьютере написано: Blockchain sertification network – Мировая сеть сертификации блокчейн.

Расскажи, с чего началось и зачем это белорусскому и мировому бизнесу?

Андрей Цыган: Сейчас приведу интересный момент по поводу «хайпа», когда мы неделю назад были в Париже, там был форум Tech4Biz, и в момент какого-то рассказа, спикер решил пошутить: «Блокчейн». И все резко посмотрели на сцену. И он говорит: «Все я понял, публика здесь». Это слово действует. Сейчас в самых разных темах привлекает внимание.

Мы занимались вопросами сертификации уже достаточно давно, и блокчейн для нас всего лишь инструмент. Мы видели проблему еще с момента начала. Мы занялись сертификацией и поняли, что в этой сфере есть очень много дыр. Бизнес-процесс самой сертификации для предприятия не понятен, предприятие боится этого процесса. Потому что оно не понимает, как выстроен этот процесс. Потому что нет никакого выделенного процесса. Второе – этот процесс в некоторых странах бывает очень коррупционен. То есть, чтобы тебе сделать какую-то продукцию, тебе приходится договариваться, а это не есть хорошо. Например, для инноваций, я как бы сделал какую-то вещь и не хочется ходить договариваться. Третье – этот процесс непрогнозируемый. Он может длиться месяц, год. Невозможно строить свой бизнес, если ты не знаешь, сможешь ли получить доступ к рынку через месяц или чрез год по абсолютно по неприемлемым факторам. И мы начали искать с помощью чего эту сферу можно изменить, как сделать так, чтобы было удобно в первую очередь заказнику. Мы всегда позиционировали бизнес так, чтобы было удобно заказчику, клиенту. Исполнители должны подстраиваться под нужды клиента. И мы сначала это пробовали делать с помощью IT-автоматизации. Именно сделать удобные вещи для формирования бизнес-процесса – CRM,телефония, генератор документов. Но это не решало вопрос в корне. Это было хорошим преимуществом, но не сильно цепляло.

Андрей: Кстати, один момент скажу. По поводу автоматизации. Такой автоматизации ка ку вас, я практически нигде не видел в белорусских компаниях. Им расти, и расти до такого уровня как у вас.

Андрей Цыган: Мы сейчас еще делаем ремонт.

Но это не решило вопрос на корню. Не решило того, что система позволяла действовать по-другому. То есть сама по себе система, у нее были такие лазейки, которыми было «грех не воспользоваться». У Toyota есть хорошее правило: «Если вы хотите сделать, так как вам нужно – постройте себе систему, чтобы можно было поступить только так». То есть если ты загнал систему, и у тебя нет возможности взять каким-то образом, то нечего и на человека пенять. Это во всех правилах действует. И мы искали технологию, которая позволяла бы перестроить сами бизнес-процессы. И в моменте этого я столкнулся с этим первый раз. Я читал книгу «Четвертая промышленная революция», там было про блокчейн немного. Я начинал читать медиа ресурсы, немного вникать. И большим шагом был, когда был большой митап в Imaguru, и Валера Литвин рассказывал о применении блокчейна, и там были сказаны какие-то важные файлы, документы, облигации. И там, где вы посредника можете исключить из цепочки. Когда он это говорил, я у себя в голове прикидывал: «Так в сертификации – чек лист есть, решает проблему». Я вышел с этого митапа с четким пониманием, все то, что заложено в саму технологию блокчейн, решает те наболевшие проблемы, которые накопились в этой отрасли. Я понял, что этим нужно заниматься. По итогу, мы не притянули блокчейн, а те проблемы, которые у нас были, ни притянули блокчейн как лекарство. Как оно задумывалось: не изменяясь, можно изменить всю цепочку, невозможность подменить данные – это были боли рынка. Они очень симбиозно сошлись с ним.

Наш второй гость! Не менее интересный

Андрей: Друзья, второй гость, эксперт нашего выпуска – Антон Куличкин. Это основатель компании Bugbounty.Center, которая занимается кибер-безопасностью. И еще, как Антон сам про себя сказал, это человек, который евангелист блокчейн.

Антон, с Андреем мы разговаривали про его технологию. Можешь объяснить, возможно, коротко, что такое блокчейн? Что за зверь, что за технология?

Антон: Блокчейн просто информационная технология, которая появилась довольно давно, которая лучше всего характеризуются через свои свойства. Самое простое – это цепочка блоков, это отражает саму суть. Информация построена цепочкой блоков, которая имеет несколько свойств. Эту информацию нельзя изменить задним числом. Это очень важно, наверно об этом говорил Андрей, об этом говорят все. В блокчейн нельзя изменить задним числом никакие данные. И это относится к куче областей применения: реестры, ценные бумаги, недвижимость. То есть невозможно ничего подменить. Потому что новый блок не сойдется, и сеть перестанет тебя воспринимать, то есть нельзя задним числом изменить информацию. Вот это одно из важнейших свойств. Остальные свойства идут такие, что большинство всегда должно принимать решение. До определенного момента считалась, что блокчейн, в принципе, нельзя изменить, но сейчас мы видим хардфорк того же эфириума был.

Андрей: Что такое хардфорк?

Антон: Это когда можно откатиться назад, и если большинство принимает решение, что что-то случилось и пошло не так, то можно изменить. Расскажу пример, что произошло с эфириумом.

Андрей: Эфириум – это еще одна криптовалюта.

Антон: Это блокчейн-протокол, блокчейн-технология, она может абсолютно все. То есть биткоин – это просто игра, криптовалюта построена по принципу криптографии, которой придумали некое искусственное применение. Я очень люблю биткоин, сам инвестор биткоина, но она ограничена в своих технических возможностях. А эфириум – это вторая капитализация валюты. Если биткоин каждый день меняется, сейчас 6200 долларов, у него капитализация больше 70 млрд, а эфириум порядка 30 млрд долларов. Это большая технология и ICO-проекты – это громкая история. И все технологии, они все происходят сейчас на эфириуме.

Андрей: Эфириум, вообще, создал сейчас русский парень, который в Канаде живет.

Антон: Да. Он был энтузиаст большой блокчейн Виталий Бутерин. Когда Виталик приезжает на какую-нибудь конференцию, его обступают толпы поклонников.

Андрей: Он приезжал даже к Путину что-то консультировать. Парню 24 года, очень молодой.

Антон: У него отец очень значимый Дмитрий Бутерин, очень серьезный IT-предприниматель. И Виталий с молодых лет являлся большим поклонником биткоина, выпускал журнал в интернете. И придумал свою технологию, поняв несовершенство биткоина, что биткоин выполняет одну задачу, а оказалось, что блокчейн гораздо больше. И даже никто не знает изобретателя биткоина, есть имя Сатоши Накамото. Его не видели, у него на кошельке лежит миллион биткоинов, что по нынешнему курсу 6 млрд, а при росте он может стать самым богатым, потому что есть прогнозы, что биткоин будет стоить 100 тысяч долларов за биткоин. И когда он стоил 0,1 цента, все поняли, что потенциально «почему бы и нет?».

Андрей: Про блокчейн – это сеть хранения информации?

Антон: Да. Сеть хранения информации.

Андрей: Про Виталика Бутерина, может его брали за прототип, может не его, для фильма «Силиконовая долина». Очень близко какие-то моменты пересекаются.

Антон: Просто собирательный образ интернет-гика.

Андрей: Но частично это было про ту технологию, которую они там делали. В конце закончилось тем, что вся информация аккумулировалась на холодильниках, на телевизорах.

Антон: Я больше скажу, сейчас есть такие проекты. В каждой шутке есть доля правды.

Андрей: То есть, условно, информация будет храниться у кого-то в холодильнике в умном…

Антон: Шутки шутками, а такие проекты есть и собирают десятки миллионов долларов. Есть такой проект как Storge, которые, во-первых, не только хранят информацию, но и обрабатывают информацию. Сейчас те технологии, которые есть в смартфонах, их более чем достаточно, они превышают информационно-вычислительные функции тех компьютеров, с которыми летали и высаживались американцы на Луну. И сейчас встает вопрос о том, что технологий больше, они становятся все дешевле и дешевле, ресурсы памяти становиться дешевле и как их эффективно использовать? Есть много проектов, которые говорят о децентрализованной базе хранения данных. Когда ты не знаешь, что храниться, но хранят все пользователи, это много раз дублируется, поэтому это очень надежно. Не на каких-то серверах одной компании, которая подвержена рискам, а храниться на холодильниках, одновременно на дроне, на стиральной машинке частично, просто это все закешированно, у кого-то на телефоне. Это все дублируется, это такая очень надежная, распределенная сеть. Она очень высоконадежная, нет одной точки отказа. Тот же эфириум, тот же биткоин, они будут функционировать. По сути, эфириум – это гигантский ЭВМ, ламповый, медленный, но который всемирный. Который будет функционировать пока остаются два компьютера в сети. А сейчас их миллионы.

Еще пару слов про блокчейн, как технологию

Андрей: В чем суть блокчейна? Можно говорить про ваш продукт, но что же такое блокчейн, кроме того, что это модное слово? Чем оно особенно, что это за технология, в чем ее особенность?

Андрей Цыган: В первую очередь, считаю, что во всех определениях нужно знать самое главное слово, которое существительное, которое его определяет. Поэтому я всегда начинаю с того, что блокчейн – это технология. Сейчас, бывает, часто начинают говорить с применения. Нет. Это именно технология, которая обладает определенными свойствами. Технология, которая применима к хранению распределенной информации. Вопрос в том, что это технология хранения информации среди огромного количества участников по определенным правилам. Исходя из этого, в этой технологии можно воспользоваться в разных направлениях. Если мы говорим о хранении информации о финансовых счетах, то мы переходим в сферу применения криптовалюты. Если мы говорим, что это могут быть какие-то имущественные права, то мы говорим о GovTech, именно государственных…

Андрей: То есть права на мою квартиру, условно, эта информация может храниться на куче разных носителей, компьютеров?

Андрей Цыган: Она хранится в сети по заведомо известным правилам. Это достаточно важная вещь, что правила не выдумываются моментом, а они изначально известны. И есть правила добавления информации в сеть, это очень важный момент. Не только то, как она храниться, но и то, как ее можно добавить, что будет считаться новым. Возьмем пример хранения финансовых прав на твою квартиру, если ты хранишь эту информацию, и не было бы правил по изменению, то кто-то мог бы переписать ее и сказать: «Это же правильно. Пожалуйста, проголосуйте за меня». Но в блокчейне изначально есть правила добавления информации, вот эти алгоритмы консенсуса. Я всегда для себя принимал блокчейн как, если очень утрировано, как Google-таблицу. У вас есть информация, которую вы можете записать, но она храниться на каком-то сервере Google. Предположим, что к вам приходит майор ФБР и говорит: «Google, вот в этой таблице исправь, пожалуйста, что квартира уже не Андрея, а Антона». Google говорит: «Окей. Пришел товарищ майор, я не могу оспорить». А в блокчейне важным плюсом стоит то, что когда даже приходит товарищ майор и говорит, чтобы исправить, тот говорит: «Я не могу. Я бы даже и рад, но мне нужно добавить сюда информацию по определенному алгоритму, подтвердить за счет чего я это переделаю. Нужно какое-то основание. Просто так я не смогу это сделать». И это убирает ту возможность, просто взять и изменить информацию. Даже если к вам придут тысячу людей, а он говорит: «Да. Я бы рад. Я готов все на вас переписать ». Вот и в нашей сфере, приходит человек и говорит: «Нужно выдать сертификат этому человеку». Сказано, сделано, написали. Вот вам сертификат, условно.

Андрей: Кому-то за деньги, кому-то за «вот».

Андрей Цыган: Образно говоря, сказали «нужно» под дулом пистолета. Но он не может этого сделать, потому что ему нужно показать всю другую предысторию.

Андрей: Получается даже какая-то антикоррупционная штука.

Андрей Цыган: Конечно. В хорошем понимании – да. Блокчейн — это когда нужны были посредники, которые являются каким-то третьим лицом, которому ты не веришь. Я не верю, например, что ты отдашь деньги.

Возьмем простой банковский пример – аккредитив. Стандартная проблема была всегда, поставщик не хотел отгружать, потому что не знал, оплатят ему или нет, а покупатель не хочет платить, потому что не знает, вышлют ему груз или нет. И мы друг другу не доверяем. Что сделали банки? Банк говорит: «Давайте мы будем выступать вам гарантами. Деньги вы кладете нам, мы его не отдаем поставщику. Когда только когда он предоставит факт перевоза груза, мы эти деньги перечислим». Все вроде довольны и банки берут за это достаточно большую комиссию. Эту же вещь, вопрос доверия можно решать и в блокчейне. Аккредитив для меня, это самый простой пример из банковской сферы того же смарт-контракта.

Андрей: Получается, блокчейн решает проблему этого доверия?

Андрей Цыган: Для меня немного все равно сложно понять, что блокчейн решает вопрос доверия. Это не такая тривиальная вещь, которую так можно понять. Доверие к кому? К другу, к жене? По мне — это более сложно. Я понимаю, что он решает вопрос хранения информации и изменения ее в сети. Дальше мы эту вещь можем проецировать на множество разных сфер. То есть у тебя есть технология, и ты ее проецируешь под определенным углом, например, на финансовую сферу.

Андрей: Можно какой-нибудь пример на какую-нибудь нашу белорусскую отрасль, где можно это применить?

Андрей Цыган: Давай любую попробуем. Попробуем придумать какие-то применения.

Андрей: Логистическая отрасль, например.

Андрей Цыган: Да, прекрасно. Мы много говорили о логистической отрасли. Я читал о таком проекте, что они хотят воплотить по каждому пройденному километру, когда смарт-контракт. Например, ты загрузил машину, скоро будут беспилотные грузовики. Ты ему положил на счет и говоришь: «Смотри грузовик, твоя задача – поехать, забрать какие-то продукты, рассчитать еще какие-то вещи». Он приезжает на производство, он должен посмотреть все данные о продукте, он должен посмотреть в блокчейн этого продукта, и смотрит все ли прошли испытания, есть ли какой-то сертификат, то есть все, что было в договоре написано. Если они есть, то часть денег он автоматически перевел им. Дальше он едет и подает информацию, что от него вышло в таможню. «Я загрузился, еду на вашу таможню, загружаю информацию в блокчейн. То есть по дороге я ничего не изменю». Нельзя переделать, например, накладную. Их можно сдавать хранить в блокчейн, чтобы их нельзя было, потом переделать. Бланки строгой отчетности – вот тебе хороший пример. Банки говорили, почему их выдаем? Потому что их нельзя было большинство сделать. Введите их номера в блокчейн, и вы не сможете просто никакой новой накладной выписать. И дальше этот грузовик едет, может оплатить страховку по мере пересечения, но это ужу больше применение смарт-контрактов.

Именно применение блокчейна к хранению информации бывает с точки зрения прав, реестров, имущество, то есть для понимания, что и кому принадлежит.

Андрей: Если бы квартиры были в блокчейне то могло бы уменьшиться количество незаконных сделок?

Андрей Цыган: Если брать именно не квартиры, а права на владение. Есть же истории на онлайне, что кто-то купил квартиру, а потом выясняется, что в каком определенном моменте было две сделки вместе сделаны. Потому что документы в разных серверах, и между собой они сверяются раз в пять лет. Если бы это была единая база, то этого не произошло бы. Такая же ситуация с VIN – номерами машин. Если машина в базе на разных серверах, которые между собой не сообщаются…

Андрей: Важный момент. Когда я машину покупал, ты вроде смотришь по VIN-номеру все нормально, а на другом на два года пропали.

Андрей Цыган: Сейчас уже есть класс, которые хотят общаться и посмотреть твою историю машины. Хорошее применение блокчейна в автопроме – это история твоей машины. Была бита, не бита.

Андрей: И ничего не поменяешь.

Андрей Цыган: И ты не накрутишь тот же счетчик. Вопрос в том, что им надо делать большую работу по экосистеме. Те, кто делают какой-то ремонт машины, либо крупное ДТП… Окей. Если бы вышел закон, что если крупное ДТП, то вы обязаны информацию о крупном ДТП вносить в блокчейн. И по-другому нужно сделать, чтобы нельзя было без этого починить. Если было крупное ДТП, тебе нужно будет показать запись в блокчейне, где ты его починил. Тогда не будет этого «не бит, не крашен». Пожалуйста, вот моя история. По-другому никак.

Вот пример, применимый для ГАИ. Большое ДТП, обязательно вносим информацию.

Андрей: ГАИ посмотрят и скажут: «Да, нам нужно».

Андрей Цыган: Какое-то крупное ДТП или авария с изменениями, тогда должна быть запись в блокчейне о том, как она починена. Тогда следующий покупатель будет видеть реальную историю.

Андрей: Расскажи, почему в блокчейн перенесли сертификацию?

Андрей Цыган: Я сейчас обучаюсь в нескольких разных направлениях, я одновременно заканчиваю MBA и в Стартап школе учусь, это диаметральные вещи.

Андрей: Стартап школа где?

Андрей Цыган: В Минске БМТ БГУ, я максимально дифференцирую разные направления. Свою проблему нужно сформулировать в шесть слов. Основная проблема – это то, что мы решаем вопрос возможности подделки сертификатов качества испытания. Мы исключаем основной вопрос подделки этих вещей.

Почему это важно? Чаще всего на территории СНГ, мы чаще всего слышим о том, что «Это не важно, все договорено, все удобно». Но кроме СНГ есть корпорации, которым это вообще не выгодно. Мы все время смотрим новости, и буквально вчера Jaguar признался, что у него из-за поставщика подушек, который неправильные дал данные, у них за 10 лет было 18 смертей, и отозвали более полумиллиона машин. Убыток огромный.

Андрей: Миллиардный.

Андрей Цыган: Недавно была новость о том, что поставщик для боинга — Toyota признался в фальсификации испытаний, в фальсификации данных. Поставщик разорился, у него очень большие проблемы. Понятно, что акции Toyota тоже от этого пошатнулись. И когда мы общаемся в своей компании, мы говорим: «Нам это нужно».Дело даже не в убытках, они просто хотят доверять поставщикам. И говорят: «Мы не можем контролировать каждого, потому что напрямую закупаем от 15 до 20 тысяч разных поставщиков. Нам нужен фактор того, что они качественные». Для этого задумывалась вообще процедура сертификации в мире, для того чтобы не проверять лично. Опять же сертификат решал вопрос доверия в самом начале. Например, ты говоришь мне: «Я тебе поставлю электронные компоненты». Я говорю: «Слушай, я тебя не знаю». Он говорит: «Посмотри, у меня есть сертификаты, мне нужно доверять». В самой своей сути сертификация также решала вопрос доверия.

Но потом, когда сфера перешла немного в разные русла, люди посмотрели, какие можно делать разные моменты, то уже сейчас, когда говорят: «У меня есть сертификат». Ему говорят: «Смешно. Повесь на стенку, покажи мне что-нибудь другое». Они не верят. По сути, сама система себя дискредитировала по причине того, что ты уже не можешь различить, что такое хорошо, что такое плохо. И мы это в первую очередь увидели у клиентов. Например, клиенты, у которых большие постоянные из Европы, они говорят: «У нас сертификаты людей уже не удовлетворяют, они просят результаты испытаний, они просят какие были несоответствия на предприятии в этот момент, кто проводил аудит. Мы хотим все процедуры ваши прочитать, как вы справляетесь с рисками, например». И мы поняли, что сейчас важно показать цепочку. Просто так, они уже не доверяют. В первую очередь, мы пошли от проблемы. Заказчику нужна какая-то вещь, которая будет более трастовая. Про которую можно сказать: «Если я прошел, то у меня возможности подкупить и изменить, не было». То есть возродить качество. Если я показываю сертификат, если он в блокчейн со всей историей, ты говоришь: «Даже если бы я захотел, то я ничего не смог бы здесь ничего сделать». За счет того, что система так устроена, она защищена от большинства вопросов коррупции. И даже если бы захотело бы большое предприятие страны, я не смог бы его провести без ничего. Поэтому вы увидите, кто у меня был на предприятии, что он делал. Какие были замечания, какие не были.

Андрей: Это тоже все будет в системе?

Андрей Цыган: Мы работаем с В2В бизнесом, у нас будет закрытый и открытый реестр. В открытом реестре может посмотреть любой заказчик. Вы берете, например, бутылку воды, в ней часто видны какие-то значки. СС, ICO. А есть ли оно и правда?

Андрей: Или это просто маркетологи напечатали?

Андрей Цыган: Китайцы сделали умную вещь, они даже подделали знак качества Европы. У Европы «С», знак. Они сделали тоже самое, только на миллиметр шире. Все. Это уже не подходит. «А у нас чайный экспорт».

Андрей: Я видел на плавательных очках, что они не рядом находятся, а раздвинуты «С».

Андрей Цыган: Они говорят: «Мы не подделываем. Это знак China Export. Сертификация Китая».

Такая же проблема, например, в разных «Bio» вещах. Вы видите везде «Bio», зеленый листочек. А сейчас даже сам не помню, листочек должен быть слева или справа? Потому что в правую сторону – это хорошо, образно говоря, а в левую – просто листочек.

Андрей: Большинство об этом даже не задумываются.

Андрей Цыган: Потому что мы не видим истории. Эта вещь, она пропала. Уважение ко всему. По-хорошему, вы в реестре можете посмотреть, а есть ли этот знак. Был ли для него сертификат. Я знаю прецеденты, когда говорят: «Слушай, дорого. Ладно. Мы просто наклеим на упаковку и все. Если что придут – штраф дадут». И вы знаете? Никто не дает!

Что такое ICO? И что с ним делать сейчас?

Андрей: С системой блокчейна связана такая штука как ICO. Что такое?

Антон: Initial Coin Offering. ICO — это самое интересное для предпринимателей. Это то, что изменило мир современный.

Андрей: Есть люди, которые далеки от этой темы и просто слышали.

Антон: Все слышали про IPO – первичное размещение акций, это сложный процесс и в Америке, России и в Беларуси. Когда только крупные компании, проходя аудит, проходя какие-то сложные барьеры, могут выйти на биржу. В США после выхода на эту биржу, компания стандартно взлетает. Потому что широкому кругу инвесторов предлагаются ее акции. Для всех стартапов и для всех компаний – это большая цель выти на IPO. Сохраняя контроль, ты получаешь значимые финансовые ресурсы и вознаграждения фаундерам зачастую. И было придумано ICO. На самом деле не очень правильно это было называть ICO, потому что это перекликается с IPO. Потому что здесь мы говорим больше о венчурных инвестициях. И правильно сравнивать с венчурными инвестициями, а лучше с краутфайдингом, с Кикстартера. Например, ты шарик крутишь, а он генерирует электричество для телефона. Ты говоришь: «О, я хочу, чтобы такая штука была, я дам на нее денег». Одним из первых ICO , был сам эфириум – Виталик Бутерин. И говорит: «А давайте придумаем такой протокол, и там будут смарт-контракты. Можно будет записывать информацию, хранить, внутри и активно пользоваться». И собрал по тем временам значимые деньги в районе 15-16 млн. долларов. В биткоинах, видимо, собирал. И на нее реализовал. Фактически – это яркий пример реализованного, то есть, собрав 16 млн. долларов, сейчас капитализация всего эфириума 30 млрд. долларов. Это работает, все ей активно пользуются.

Андрей: Сколько эфириуму лет? Года три-четыре?

Антон: Да. Три года, наверное. Эта технология очень быстро стрельнула. Они кардинально ее меняют. Это нормально, когда говорят: «У нас несовершенная технология, мы ее сейчас будем менять в процессе». И она становится более интересной, более востребованной и отвечает новым вызовам времени.

ICO – эта история была, описывающая эту историю сначала. И в чем привлекательность? Стали собираться какие-то безумные деньги под идею без сильной команды.

Андрей: Просто в интернете читаешь, а там «ICO, ICO…».

Антон: Потому что за первый год, она суммарно собрала миллион долларов. Потом были десятки миллионов долларов, а сейчас два миллиарда. И есть проекты, когда приходят ребята просто IT-шники и рассказывают сообществу свою идею. Параллельно их критикуют, то они могут что-то поменять, и они собирали средства. Но это была криптовалюта. Надо понимать, что энтузиастам криптовалют, кто майнит или каким-то образом получает биткоин или эфириум, у них не так много вариантов что с ней сделать. И надо понимать, что сейчас суммарно у кого-то на 60 млрд. биткоинов, а у кого-то 30 млрд. эфириума. Суммарный рынок криптовалют 170 млрд. долларов капитализации на сегодняшний день. И каждый день эта сумма меняется, все идет очень стремительно. Всего профинансировано 2,5 млрд. долларов в ICO. Это маленькая частичка и сами криптовалюты растут гораздо быстрее. С ними надо что-то делать. Вот у вас много крипты, вы удачно когда-то включили компьютер или привезли пиццу легендарную за 60 тысяч биткоинов. Если вы большой игрок и выставите все на продажу, то вы обрушите курс. Я знаком с мультимиллионерами, у которых десятки миллионов долларов в крипте, и они не собираются продавать, они верят, что она будет дороже. Но какая-то версификация необходима. ICO-проекты стали этой версификацией. Регуляторы финансируются на 99% криптовалютами. Государству это сложно, потому что не привлекаются, по сути, деньги. Деньги косвенно заходят, но в большинстве – это гики, которые каким-то образом добыли криптовалюту, финансируют те проекты. И поэтому здесь царит атмосфера венчурных инвестиций так, как когда они зарождались. Мне очень нравится эта аналогия. Как появились венчурные инвестиции?

Андрей: В Беларуси они только появляются.

Антон: В Беларуси – это действительно немного больная тема, когда на пресиде просят 80%. И это убивает стартап.

Андрей: Был разговор, когда сказали, что за небольшую сумму денег готовы дать 10%, инвестор округлил глаза. Обычно бы человек-бизнесмен сказал: «Мне 50 минимум надо».

Антон: Этот человек не понимает, что, прося 50% у стартапа, он сжигает свои деньги. Лучше вообще ничего не давай, потому что есть математические формулы доказанные, о том, что если после раунда «А», у команды остается меньше 55%, то стартап не взлетает. А до раунда «А» еще надо дойти. Это сид, пресид и потом раунд. А после раунда «А» у команды еще должно быть 55%. Я слышал у нас за 100 тысяч долларов 80% стартапа.

Андрей: Я встречал и за 70 тысяч, они говорят:«25%». Это самая большая ошибка была.

Антон: Это убивает стартап, и сами ангелы потом понимают и в своих сообществах, когда в Беларусь они ездят, они обсуждают и не понимают, что как бы дают и нельзя не забрать. Это все очень больная тема, поэтому так мало каких-то взлетевших стартапов.

Здесь мы говорим, почему двойная польза? Потому что речь зачастую идет не о доле, и доля запрещена, так называемые Securities, аналоги ценных бумаг. А здесь люди продают свой продукт, чаще возможность утилить токены. Предлагают, как на Кикстартере, возьмите и потом вы будете пользоваться нашим продуктом, у вас скорее всего будет скидка экономическая. Этим стали пользоваться биржи на криптовалютах. Надо же им чем-то торговать, скучно биткоин к эфиру. А тут столько возможностей. И они стали расти. И последнее большое исследование, которое проходило, оно было актуально на июль. Из всех ICO, их было больше 500-т, всего 10% было неудачных. Сейчас ситуация меняется, сейчас неуспешных очень много, потому что пришло очень много охотников за очень длинным долларом, длинным биткоином, эфиром. И очень дорогой маркетинг стал.

Андрей: Сейчас начали появляться компании, которые говорят: «Мы готовим команду, чтобы заниматься подготовкой проекта ICO».

Антон: Это как золотая лихорадка. Выигрывают продавцы лопат.

Андрей: Я просто видел такие объявления, когда ребята занимаются SMM: «Собираем команду, которая хочет разобраться в ICO, в продвижении. Мы в это погружаемся». Это было буквально недавно.

Антон: В Беларуси даже есть примеры, просто очень динамичный рынок и внутри он меняется каждый месяц. Несколько месяцев назад был кейс классный, не буду называть название компании, но очень классные ребята. Они без бюджета собрали на благотворительный проект для американцев – 500 тысяч долларов на preICO. Это был супер успех. Сейчас они сами говорят, что то, что они работали 4 месяца назад, уже эти инструменты не работают, надо искать что-то новое. Были Bounty программы, была генерация траффика, который был очень высокий. До недавнего времени конверсия была 30% инвесторов. То есть 30% человек, зашедшие на сайт, становились инвесторами. Более того 90 % были успешными. ICO собирали 1-5 млн. – 20%, меньше всего были 10-15 млн., и очень многие собирали больше 15-ти млн. И были суперзвезды, которые собирали 200 млн. Исходя из оценки компаний в 200 млрд. долларов. Сейчас это громкий скандал, и эти деньги приходится вернуть.

Андрей: Компания становится, условно, единорогом биткоин.

Антон: Вообще в моменте, при том, что только идея, только концепт, только PDF-ка, очень странная экономика зачастую. Были сильные проекты, и поэтому была волна хайпа. Росло все, и были стратегии, что покупать все, что угодно и все росло. Из собранных инвестированных денег на тот август, если смотреть аналитику задним числом, то только 11% падало, а остальные росли и давали прибыли в 2000% и больше. Там есть много примеров, что в 50-60 раз вырастало. У людей становилось больше денег, они их продавали, потом еще их в ICO. И этот ком рос.

Андрей: А до каких пор этот ком может расти? Был известный момент с американским крахом доткомов, когда все вкидывались, инвестировали. Может ли такое с этим произойти?

Антон: Я вернусь чуть-чуть и расскажу пример про венчурные инвестиции. Есть кривая Гарднера, кривая Хайпа Гарднера. Если сейчас история блокчейн и ICO спускается, он опуститься ниже и будет на плоту производительности. Потому что, безусловно, блокчейн как технология она супер востребована. Если мы говорим о блокчейне – он еще не реализован. Куча проектов ждет своего применения. Это недвижимость, государство смотрит и пытается законодательно регулировать, мы видим, что происходит в России и Беларуси, ПВТ 2.0. Ждем со дня на день принятия декрета, который даст новый стимул развития, в том числе и Беларуси. Блокчейн как технология, то с ним все в порядке. По ICO было очень много завышенных ожиданий, много спекуляций, очень много вещей. Деньги собираются, денег там очень много. Есть 15 фондов американских официальных хеджфондов, которые работают с квалицированными инвесторами, привлекают от 300 до 2000 млн. долларов взнос с одного человека. И у них сейчас в активах более 2 млрд. долларов, которые не обязаны по меморандуму инвестировать в криптоактивы. Это уже квалифицированно, они уже не вкладываются во все, что попало, потому что есть безумные проекты. Они подбирают.

Например, несколько месяцев назад был проект, который назывался «Самое честное ICO». Человек говорит: «Я собираю деньги, у меня одна PDF-ка. Я не знаю, что-то соберу, а может, не соберу. Скинете деньги. Я может, что-то буду делать, а может, и не буду». 60 тысяч долларов накидали по тем временам. При том, что мы анализируем транзакции, он и все видны, много людей в автоматическом режиме, не читая даже White paper, не разбирается 10-15 долларов закинуть. Просто это их стратегия. Сейчас очень большая конкуренция, в декабре еще больше будет. Потому что на декабрь парад ICO, черня пятница, и мы сейчас видим очень много выходов и все стараются до нового года успеть.

В целом с блокчейном – все в порядке, с ICO – глобально тоже все в порядке. Людям с не очень хорошими намерениями, которые просто хотят написать идею, не вложиться и заработать, им будет сложнее собрать. Но денег в индустрии много, инвесторов становится все больше квалифицированных и все хорошо. Это оказалось удобнее, чем венчурные инвестиции.

Развитие стартапа, который работает на блокчейне.

Андрей: Расскажи, пожалуйста, от начала того, как ты начал изучать блокчейн, до сегодняшнего момента. Какие шаги вы сделали, сколько времени заняло, чтобы подготовить проект? Еще есть White Paper и все составляющие. Что вы делали? Чтобы люди понимали, какой алгоритм действий.

Андрей Цыган: В первую очередь, изначально нужно набросать общую идею. Я взял и просто в Power Point набросал с большими слайдами: первое – какую проблему решаем; за счет чего будут плюсы и как это примерно может выглядеть? Я взял листок бумаги и на нем нарисовал квадратики и ромбики. Будет поле, где человек оставляет заявку, будет поле, где у него подберется аудитор, будет поле, где ему выделится орган по сертификации — этот момент я схематично продумал. И самый важный момент во всех проектах – закрепить эту вещь на бумаге. Все, что находится в мыслях – это очень плохо. Нужно это положить на бумагу. Версия 1.0 – скелет минимальный. То есть нужно все перенести на бумагу. Пускай плохо получится, с дырками, но у тебя сходилось. Есть определенная проблема, и ты должен хотя бы на бумаге сказать, что человек от начала до конца ее решит. Пускай криво, косо, с поломками, но он сможет связать начало и конец. В этом моменте очень важно нарисовать просто от руки, от того как человек приходит и он получает свое решение проблемы. Эта вещь должна быть как функция в математике – непрерывная. Если у тебя есть какой-то перерыв, ты думаешь «Я перепрыгну», то ты должен представить этот процесс. Второй момент – эту презентацию нужно кому-то показать. Один в поле не воин. Нужно показать людям, которые будут нормально тебе подсказывать, где и что не так. И когда есть такая презентация, нужно максимально собрать обратную связь. Не бояться критики, подправлять и собрать максимально людей. И не бояться выкидывать это в общий доступ.

Андрей: Есть частый риск такой «А вдруг сопрут?».

Андрей Цыган: Ну и что. Идей море. Вопрос в том – сделать и реализовать. Почему все инвесторы смотрят на команду? Кто это делает, как, какой background. Команды могут быть с одной и той же идеей, но если ты ее спер, у тебя не будет такого сильного background. Потому что в случае любой неопределенности, а она наступит рано или поздно, если у тебя не было background, то ты сазу сломаешься. Если у тебя есть, то ты придумаешь решение на ходу. Мне много вопросов задавали на многих выступлениях, и я ответы придумывал на ходу, потом записывал. Поэтому шарьте информацию везде, где только возможно. Потому что, если люди будут задавать вопросы, значит это непонятно. Человеку должна быть информация понятна, и ты должен ее постоянно улучшать.

Андрей: У нас как раз часто бывает наоборот, что кто-то придумал какой-то продукт, его сделал, потом выставил на рынок «типа покупайте». А он не покупается. Почему?

Андрей Цыган: Потому что ты спросил ли у того, кто его будет покупать «нужно ли ему так»? Это самая большая беда, как мне кажется, с точки зрения того, что мы делаем продукт, не понимая, для кого.

Андрей: Я слышал историю, что мало кто знает, что у компании Apple была своя социальная сеть, которую они собирались сделать. Они вкинули туда достаточно количество денег, она была связана с музыкальными предпочтениями. И должна была базироваться на iTunes, но ни ее успешно через 1,5-2 года закрыли. Это лежит за всеми красками телефона.

Андрей Цыган: У Toyota был такой же пример, у них это называлось «метод вытягивания». Они в первую очередь не начали делать продукт и выталкивать его на рынок, у них не было средств как General Motors. Они пошли по-другому. Они пошли к клиентам и спросили: «Какие вам нужны автомобили? За что вы можете заплатить?». Клиенты сказали: «Нам нужен маленький, чтобы меньше бензина ел. Сейчас бензин дорогой». «Окей. Если мы его сделаем, то вы будете покупать?». «Да». И они уже разрабатывали не то, что им хотелось, а то, что могут купить и за что им могут заплатить.

Андрей: Получается, когда у тебя уже профиль «прибыль от того, что нужно людям», тогда уже можно экспериментировать.

Андрей Цыган: Конечно. Изначально ты решаешь «нужен» или «не нужен», с какими характеристиками. По-хорошему, все нужно делать для людей. Не для себя. Потому что можешь сделать для себя, тебе кажется эта идея очень классная – это круто. Например, мы говорим всегда, когда делаем новый продукт, либо сайт выводим: «Мне что-то не нравится». Мне и не должно нравиться, я это давно для себя это запомнил. Это должно нравиться тем людям, которые там.

Андрей: Вы разговаривали с клиентами конкретно? Что они говорят?

Андрей Цыган: Мы всегда разговариваем с клиентами. Очень хороший был момент, когда мы разговаривали с европейцами, мы неделю были в Германии. Там были Lufthansa, Volkswagen, Caterpillar. Они говорят: «Да. Классно. У нас есть эта проблема». Многие подкидывают: «Смотрите, у нас может быть вопрос in house- решения. Внутри завода мы тоже не доверяем кому-то. Посмотрите в эту сторону». И тут самый главный был вопрос, когда мы пошли к клиентам говорил про эти вещи: токен, биржа, ICO. И они говорят: «Нет. Не надо». И мы четко поняли одну вещь. Давайте, представим, что мы большая компания, нам интересен этот продукт и хотим заказать. Что я должен пойти сделать в своих инструкциях к бухгалтеру, чтобы начать его делать. Говорят: «Вот вы можете пойти купить на бирже…». Они говорят: «Ребят, у нас инструкции пишутся годами. Мы не сможем. Я не объясню бухгалтеру, это невозможно запустить. У вас итак новый продукт, а вы еще добавляете туда огромный кусок барьера. Мы пока не можем. Не делайте, и мы не будем спекулянтами, и думать бухгалтеру в какой момент играть-угадать. Нам нужна выработанная вещь, которую мы можем включить. Вы же для нас делаете? Сделайте это, чтобы мы могли это попробовать. Мы можем попробовать это тогда, когда у нас есть договор и мы его запускаем. Да, нам удобно. Пока мы не готовы». Поэтому по опыту совместить мир В2В… Если это небольшой бизнес, то собственник может пойти что-то на бирже купить.

Андрей: Я знаю несколько собственников, которые покупают. Но они больше для своего удовольствия.

Андрей Цыган: Но для предприятий, у которых есть банковский учет, им неудобно. И мы поняли, что нам нужно сделать именно понятный бизнес-процесс, протокол на блокчейне, который будет решать этот момент. Где мы даем людям понятный алгоритм, как сделать сертификацию, где будут прописаны изначально все условия, какие сроки, как это должно быть, правила игры, как это будет проходить. И мы выстроим бизнес-процесс на основе блокчейна, в котором будут исключаться возможности подделки ос стороны аудиторов, со стороны предприятия возможности подкупа аудитора.

Нелегальная валюта Биткоин: мифы и реальность

Андрей: Есть такие статьи, что биткоин – это валюта, которая полулегальная. И этими валютами удобно пользоваться людям не чистыми на руку: наркоторговцам, торговцам оружием. Чтото какой-то способ увести деньги в эту тему.

Антон: Спасибо за вопрос! Я люблю, когда мне задают этот вопрос, потому что выполняю свою функцию блокчейн-евангелиста. Это не что-то религиозное, а именно рассказ о технологии, ее популяция и объяснение. Была такое ошибочное суждение, люди нехорошие наркоторговцы и другие, продавали наркотики, оружие, и им нужно было как-то рассчитываться. Им показалось, что биткоин, когда он не был популярен, подходит. Им показалось. Но мы же говорили о свойствах блокчейна. Во-первых, он публичный, он всем виден. Если бы эти наркоторговцы хорошо разбирались в блокчейне, они бы наверно сделали свое ICO и делали проекты, а не торговали бы наркотиками. Поэтому они, не понимая сути блокчейна, стали пользоваться этой валютой. Что произошло буквально несколько месяцев назад? Пришли американцы, стартаперы ребята к госорганам с очень простой историей. У биткоина очень плохая репутация, он был локальной рекреационной валютой, его мало кто знал. Он очень долго рос, у него история с 2009 года, и только в последние годы он стал таким.

Андрей: У нас компании-то растут десятилетиями, а тут с 2009 года.

Антон: Это просто технология такая.

Что произошло? Ребята пошли с очень простым message. Они зашли на все market place, где продаются наркотики, посмотрели сколько стоит доза наркотиков того или иного в биткоинах. А дальше они выгрузили все данные. Все пользователи при желании могут просмотреть все транзакции, они их в автоматическом режиме просмотрели и обработали. И проверили, в какие кошельки идут однотипные транзакции равные сумме дозы наркотика в биткоинах. Кошелек нашли. А дальше начали смотреть, что с ним. Есть определенные технологии, но если бы наркоторговцы были бы очень умными, то лучше, чем кэш никто для наркоторговцев ничего не придумал. Для них это самое удобное. Есть честные криптовалюты, которые на анонимности, они популярные становятся The Cash, Monero, которое полностью анонимно. Но сам биткоин, он не анонимен. Поэтому смогли посмотреть кошельки, на которые выходят, потом смотрят куда тратились. И чтобы вывести деньги, тебе нужно где-то засветиться, показать паспорт, отправить в платежную систему, на свой банковский счет и так далее. И прикрыли несколько очень крупных market place, нашли этих наркоторговцев, которые считали, что они защищены. Поэтому, в целом, блокченй ребятам-наркоторговцем не рекомендуем, не стоит. Вообще наркотиками торговать плохо, мы против. Это зло.

Поэтому сейчас мы видим, что это плохая практика, биткоином в этом плане плохо пользоваться. Есть ребята криптоанархисты, эти люди мечтают, что государство… Предпринимателям, я и сам предприниматель, невозможно стало. Действительно. Ты привел деньги – отчитался. Куда ты хочешь увести деньги – нужно отчитаться. Я знаю, откуда это берется. У меня товарищ в России работает в Финмониторинге главой департамента. Я понимаю, работая и в банковском бизнесе, какой налог, как много нужно отчитываться по законам. Абсолютно бесполезная информация, никому она не нужна. В Финмониторинге она просто скапливается терабайтами данных, и никто не умеет анализировать, она никому не нужна. Но это огромная проблема для предпринимателей, которые должны отчитываться за каждую транзакцию, банки не понимают, как с эти работать. В некоторых банках бюрократы завоевывают власть, ссылаясь на какие-то мифические законы. И мы, в целом, уменьшаем эффективность бизнеса. Мы не против, чтобы государство боролось с наркоторговцами, но почему вы хотите просвечивать все наши расходы и доходы, тоже большой вопрос. Поэтому для некоторых целей есть криптовалюты, которые полностью анонимны. Мы видим, что это услуга востребована. И востребована не наркоторговцами, а людьми, которые по каким-то причинам не хотят быть абсолютно прозрачными, а еще за твои честно заработанные деньги, ты должен десять раз отчитаться перед всеми инстанциями. Наверно что-то не в порядке. Я считаю, что эта регулировка избыточна. И часть криптовалют, анонимных криптовалют появились как ответ, как некий внутренний позыв, что слишком много контроля со стороны государства, причем необоснованного. Мы видим, что и терроризм и какие-то страшные вещи, они финансируются через Ebay. Был недавно кейс, не запретите деньги, давайте отслеживать по купюрам. Это превращается в бред. Разумный контроль нужен, но бороться нужно совершенно другими методами, а, не пытаясь граждан просветить. Я как предприниматель, либертарианец, за свободу рынка, считаю, что это все избыточно, и мешает бизнесу развиваться. И не только это касается России и Беларуси, это касается сейчас всего мира. Валютный контроль в России и Беларуси – он безумен. В Беларуси нельзя отправить деньги на благотворительность, в том числе и получить. Это целая сложная история.

Где искать команду для своего проекта на блокчейн?

Андрей: Что нужно, для того, чтобы этот проект запустить? Я имею в виду, с точки зрения команды, с точки зрения людей. Кто нужен, для того, чтобы проект запустить? У меня вот идея появилась, например отрасль машиностроения. Сколько человек мне нужно? Какие люди мне нужны? На бумаге нарисовал, с людьми поговорил, обозначил. Они говорят: «Да. Если бы было простое решение, то было бы супер».

Андрей Цыган: Я всегда говорю не в количестве людей, а в функциях. По-хорошему, человек их может в себе совмещать. Сейчас есть три «Х»: «хастлер, хипстер, хакер». У тебя должен быть человек, который выполняет функцию общения с инвесторами, общения с публикой, продвижение. Это по-хорошему лицо компании, им должен быть хипстер, который смотрит в технологии, смотрит какое-то сообщество, которое в теме. Это человек, который в технологиях, но не «про код», а про ее применение, различные вещи. То есть он этим живет.

Андрей: Где таких людей брать?

Андрей Цыган: Их огромное количество.

Андрей: Как написать? «Ищу хипстера для общения…».

Андрей Цыган: Единственная возможность – это общаться с людьми. Сидя дома, не получиться. Это как парень, играя 80 часов в неделю в компьютерные игры говорит: «У меня нет девушки. Почему?». «А ты выходил на улицу? Ты видел ее на расстоянии метра?». Если ты хочешь людей, то нужно идти к людям ближе. Сейчас очень много разных тусовок, приходи и общайся. Первым проще хастлера, потому что он приходит, ты с ним общаешься и говоришь: «Прикольно». К нам много людей вызвало интерес и у нас есть человек аудитор из Японии. Нормальные проекты притягивают людей. Почему? Потому что люди ищут свое применение. В Беларуси приходят люди и говорят: «Я занимаюсь вопросами бюджетирования. Мне эта тема интересна». Это нормально. Если у тебя хороший проект, людям будет интересно поучаствовать. Они хотят поучаствовать в чем-то интересном и сделать жизнь разнообразнее. И третий – это хакер. Это человек, у которого технологии. Человек, который непосредственно будет заниматься кодом. Поэтому по-хорошему должно быть три функции. Хедхантерам на этой стадии я не верю.

Андрей: Вряд ли ты найдешь такого человека, хотя может, и появляются уже люди.

Андрей Цыган: Может быть, но не факт. Поэтому, ели ты хочешь сделать стартап, иди в стартап школу, в стартап-тусовку, на все конкурсы ходи, общайся. Потому что готового решения не будет.

Андрей: Там такие же люди, которые ищут что-то.

Андрей Цыган: И не надо говорить, что «Я сходил на одно мероприятие, не нашел никого, оно не работает». Нужно ходить месяцами, например.

Андрей: Я сегодня с человеком встречался, он говорит: «Я езжу по конференциям только для того, чтобы хайтить людей, хайтить клиентов. Я на три месяца уезжаю на конференции в разные страны, оттуда привожу себе «мамонтов» с кучей визиток».

Андрей Цыган: Мы месяц пробыли в Варшаве, Париже, в Германии в трех городах и для нас была важна обратна связь. Мы хотели сделать продукт для клиента, и мы пошли к клиентам. Если и вы хотите найти людей – идите к людям.

Андрей: Скажи, что сейчас уже готово?

Андрей Цыган: Мы взяли на месяц таймаут, чтобы понять в какое направление перейти. Мы очень хорошо этот месяц порасспросили клиентов и изменили вектор. У нас до этого была MVP.

Андрей: MVP- минимальный жизнеспособный продукт.

Андрей Цыган: Сейчас мы его нарисовали детально в нотациях каждый элемент. Следующим этапом на следующей неделе мы запускаем прототип. Прототип, в каком моменте? Мне очень понравился идея, что ты делаешь полностью интерфейс, согласно своим бизнес-процессам, но без background. Просто baby, и потом второй раз показываешь его. И когда ты получил обратную связь, и говорят: «Да. Меня эта штука будет устраивать».

Андрей: Нужно смотреть по аналитике. Как люди этим пользуются?

Андрей Цыган: Ты можешь дать какие-то вещи, но необязательно писать «блокчейн». Если быть откровенным, то блокчейн – это вторичное. Он принял решение, будет знать, что это как-то называется по-хорошему. И вообще, языки, и технологии, их может быть, это только привлечет. Поэтому у нас сейчас задача добиться бизнес-процесса, и потом тем, с кем общались, выкидываем им: «Посмотрите, будет ли вам удобно?». Мы сами моделируем, мы печатаем на бумаге и садимся, все шаг за шагом. «Я вот здесь должен сделать. Нормально? Не нормально? Что нужно сделать, Хватает ли у меня данных». Почему? Потому что переписывать сложнее. Мы сделаем до точки, будет прототип. Собрали обратную связь, что он будет минимально удобоваримый. Тогда команда начинает писать техническую часть, и с этой частью, прототипом можно уже ездить, показывать. Второй этап – это показывать предприятию: «Смотрите, мы через три месяца выкатим ситуацию, можно будет заказывать». Можно уже кого-то привлекать из исполнителей: «Сюда я вас привлекаю, вот так вы будете работать, вот так будете получать клиентов, вот так можете свой заказ разместить». И мне нравится идея делать технологический проект сначала на бумаге, но лучше не просто нарисовать, а чтобы он был кликабельный, и просто переходило. Есть уже программа, которая моделирует эти все вещи. Очень здраво, потому что ты покажешь людям, если им будет удобно, они будут пользоваться. Если сделаешь продукт для себя, который будет очень крутой, очень технологический, но им будет неудобно, тогда никакого смысла, люди просто не будут пользоваться. В первую очередь, нужно делать для людей. Любая технология, в том числе и блокчейн, она должна улучшать жизнь, а не делать сложнее. Если я до этого приходил и заказывал себе банку Колы в автомате, и она оттуда выпадала, то не надо туда приплюсовывать блокчейн, чтобы он ждал сейчас десять минут подтверждения какой-то транзакции.

Андрей: Недавно смотрел фильм «Силиконовая долина» там, где ребята запилили какую-то новую сеть и получили большой прирост пользователей сразу. Но никто повторно не возвращался, потому что пользователи возвращались только программеры, которым было нетрудно разобраться в коде. А простые люди для кого делалось, для них не работало.

Андрей Цыган: Поэтому нужно всегда проводить «тесты на бабушках». И в маркетинге такая же вещь.

Андрей: Есть сервис, в России видел, он называется «Бабушка тест». Ребята сделали проект, ты делаешь какой-то продукт и его конкретно отправляют к бабушкам. И они потом записывают видео. Потом это видео показывают. И это пользуется спросом у крупных компаний. Любые продукты, которые бабушка понимает, что это такое. Там женщины возрастом 55 «плюс», и они дают свою обратную связь на своем языке. И они берут какую-то небольшую комиссию за это.

Андрей Цыган: И бабушкам приятно.

Андрей: И бабушки получают деньги за это. Кто-то платит 200 рублей за тест продукта своего, сервис взял свои 50 рублей, и 150 рублей бабушке упали.

Андрей Цыган: Это круто. Я также и про маркетинговые материалы. Если ты написываешь так и дашь далекому человеку, и он это не поймет, то он просто не будет. Через силу если, то это надо постоянно вливать деньги, чтобы люди пользовались. Оно должно быть удобно. Минимум сопротивлений, и его можно будет завлечь и удобно пользовался. В первую очередь, это для клиента. Вообще, продукт должен быть для людей, а не для технологии.

Андрей: Можно будет поделиться под видео ссылкой на вашу страницу? Чтобы люди смогли зайти почитать про ваш проект?

Андрей Цыган: Да, конечно. В Facebook всегда свежую информацию стараемся размещать.

Андрей: Друзья, под видео у нас будет находиться ссылка на проект Certchain. Раньше был вроде проект Certcoin?

Андрей Цыган: Раньше, когда мы только начинали у всех был Coin. Был момент большого ажиотажа.

Андрей: Зайдите, посмотрите. И можете написать обратную связь под видео или там, где это увидите. На сайте есть еще форма «Задать вопрос».

Андрей Цыган: Лучше всего Facebook, Linkedin.

Андрей: И Андрею будет обратная связь полезна, а вы ближе познакомитесь с новым сервисом.

Андрей, тебе спасибо большое! Вам офигенной удачи, чтобы у вас все получилось с этим проектом.

Андрей Цыган: Заходите в гости опять.

Вишенка на торте: Венчурные инвестиции и подарок от гостя

Андрей: Расскажи историю про венчурные рынки.

Антон: Это было в 80-егоды, когда появились первые IT-стартапы. Люди перескочили несколько поколений накопления денег, когда семьи годами копили состояния. Здесь появились гики, ребята, как раз из сериала «Силиконовая долина». Хороший сериал, посмотрите. Там 4 сезона. И эти ребята стали мульти миллионерами. Это была такая IT-шная возможность. При этом у них была очень большая экспертиза, и начинали они заниматься, потому что им это нравилось. Им просто нравилась эта технология, и так совпало, что они сумели превратить ее в большой бизнес. Помимо тех основателей, которые на виду, было много других ребят, которые были миллионерами. Например, в Windows даже секретарши миллионерши, а уж у технических ребят вообще было все хорошо. То есть у них появились деньги, и они либо остались в компании, либо ушли на пенсию, купили виноградник, машину — это стандартная американская мечта. И они начали общаться с другими стартапами, такими же гаражными. Приходить, давать экспертизу, совет и если нужны деньги, давали денег. Про «венчурные» — это сначала не про деньги была история. Просто помощь. Так как рынок быстро растущий, а у ребят классная экспертиза, то они еще больше получали деньги. Сначала это была гаражная история, когда людям было интересно. И они думали: «Если не стрельнуло, то не стрельнуло. У меня же много денег. А стрельнуло, удивительно». Сейчас венчурная индустрия поменялась, она стала очень регламентированной, там правят балом юристы.

Андрей: Недавно мне рассказывали, что там на 200 страниц договор.

Антон: Там нужно изучать, потому что есть такие подковырки. Приезжал недавно профессор из Вирджинского Университета, у него целый курс по юридическим основам венчурных инвестиций. Там столько много подводных камней. Это большой бизнес, не очень высоко маржинальный, потому что большие риски. И этот бизнес супер стандартизированный и не очень интересный, но с высоким порогом входа, потому что в Америке это классифицированные инвесторы и надо доказать еще что-то. А здесь оказалось, что есть технология, и ты можешь взять и закинуть один доллар или большую сумму. А они еще вырастают, и ты с этого зарабатываешь. И мы видим, что по исследованиям за предыдущий квартал цифры в 740 млн. на стадии сид – венчурные инвестиции через ICO, и 240 млн. – вся венчурная индустрия. На ранних этапах оказалось очень удобно и эффективно, потому что не надо подписывать большие сложные документы, юристов нанимать. Юристы теперь переживают по этому поводу, что они теперь не нужны. Ты закинул эфирку, тебе пришел токин, ты можешь с ним делать то, что написано в правилах. И оказалось, что большинство компаний не исчезают. Здесь нужно понимать, что скамы еще очень мало, официально только 3%.

Андрей: Чего?

Антон: Скамы – мошенничества. Нет таких историй. Те, кто мало знает об этом говорят: «Наверное, тут написали пдфку, украли деньги и на Феррари ездят». Этого нет, потому что деньги в криптокошельках. Они все прозрачны, все видны. Все бояться ответственности Мы видим, что регулятор заставляет возвращать какие-то деньги в определенных ситуациях. Мы видим кейс в Китае, когда Китай запретил, а там было собрано региональными ICO, которые непубличные, 400 млн. долларов. Когда государство запретило, то 95% средств было возращено. МЫ видим, что это прозрачно, это контролируется. Поверьте, как только запускается ICO-проект, то кошелек публичен. И ваши инвесторы, а их 3-4 тысячи, и они внимательно смотрят, что у вас происходит, какие у вас новости какой код выкладываете на github, что вы пишите. А так как это гики, они еще могут очень сильно критиковать тех программистов, которых вы наняли. Потому что я был свидетелем несколько раз, когда ребята, вложив в проект, смотрят какие там обновления. Это все выкладывается в общий доступ для оценки сообществом в том числе.

Андрей: Это с одной стороны дает деньги, ресурс, а с другой стороны – ответственность.

Антон: И деньги невозможно одномоментно украсть. Можно попытаться, но государство за этим следит. В Америке были попытки. И любой американец-инвестор, их достаточно много, потому что треть крипты находится в США. И как бы им не запрещали инвестировать, они все равно стараются инвестировать, они достаточно активные инвесторы. В случае, сели они чем-то недовольны, они 4 жалобу в SEC. И SEC, несмотря на то, что нельзя американцам, на то, что это не ценная бумага, тебе делает «а-та-та», и тебе проще вернуть эти деньги американцам, нежели иметь какие-то последствия.

Надо понимать, что это венчурные деньги. В отличие от Кикстартера, там 30% скама есть. Просто люди знают, что не будут ничего делать и пытаются украсть. Здесь с этим все хорошо, потому что прозрачно, сложная система контроля, высокий порог входа уже становится с точки зрения ответственности, экспертизы. Мы пробежали этот опасный момент. И нет ярких примеров того, что люди не сделали. То есть они берут, делают, но может они не сделают, может они переоценили свою идею. Но в итоге, после этого все равно останется в открытом доступе код, который позволит другим стартапам придумать что-то новое. Или скажет: «Туда не ходите, мы все отработали». Это классная история, и нужно понимать, что это история не про деньги. Есть определенные нации – корейцы, китайцы, которые очень азартные по себе, им просто нужно пробовать. Здесь при минимальном желании разобраться, там все проекты видны, в которые стоит инвестировать, которые со спорной идеей и там уже важны ваша экспертиза, ваши знания. Есть фонды, которые вместо вас могут выступить экспертами за небольшую комиссию. Уже криптофондов больше 60-ти штук сейчас. И у всех есть история, это блокчейн и здесь все прозрачно, это понятно.

Андрей: За каким советом можно обратиться к тебе тем, кто нас смотрит? Чем ты можешь быть полезен для предпринимателей, которые подумывают над этой темой.

Антон: Так как я взял непростое звание евангелиста, как минимум час своего времени я бесплатно всегда трачу на проекты. Мне предприниматели чаще всего спрашивают: «Мой проект можно в блокчейн?». Можно. Потому что есть ошибочное суждение, что тут ребята пдфку собирают 50-60 млн., а у меня завод недостроенный, неработающий, но завод. Есть такие проекты даже в Беларуси, когда приходят ребята, и я от них слышу сумму 100 млн. долларов и в блокчейне человек первый раз, то понятно, что он ошибается. И я могу ему на это деликатно указать. Некоторые проекты действительно стоящие. Здесь нужно быть честным перед собой, перед инвесторами, не стремиться «взять быстрее сколько можно». Но если тебе нужны на проект какие-то деньги, то сейчас много проектов, которые микроблокчейн, которые собирает не десятки миллионов, а сотни тысяч, которые нужны на проект. Есть успешный и классный проект уже и в Беларуси. Это проект Encata, который делает хардварные стартапы, Олег Кондрашов. Это очень хороший пример мира реального и мира блокчейна.

Андрей: Давай для зрителей дадим какой-нибудь подарок. Ты говоришь, что час бесплатной консультации. Но, за что? Давайте, вы напишите, как технологию блокчейн можно применить к отраслям в Беларуси.

Антон: Давайте.

Андрей: Ты выберешь то, то тебе больше понравилось. И мы этого человека сведем с тобой, и ты ему окажешь консультацию. Можно ли этот проект, про который он написал, реализовать, и какие шаги ему нужно сделать.

Антон: Хорошо.

Андрей: Антон, тебе спасибо большой!

Коллеги, смотрите «Неудержимые». Сегодня разговаривали с Антоном. Евангелист блокчейн-технологий. Обращайтесь к нему, он вам поможет. А те, кто поучаствует в конкурсе, получат от него крутую консультацию. Смотрите нас в следующих выпусках. Всем пока.